17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Вспоминают генпродюсер Анисимов, Фетисов, Губерниев и Твалтвадзе.

12 июня 2003-го открылся канал «Спорт». Раньше в России не было общедоступного спортивного телевидения, в тот день оно обрело нынешний вид. Канал возник в структуре ВГТРК третьим после флагманской «России» и нишевой «Культуры».

На момент запуска «Спорт» не был единственным тематическим каналом, но 7ТВ распространяли только в кабельных сетях, а «НТВ-Плюс» ловили на спутниковые тарелки («НТВ-Плюс Спорт» только мелькнул на открытой кнопке – подробнее о той ситуации расскажем ниже).

Появление «Спорта» – история не только про спортивное телевидение: замешаны и государственная политика молодого президента Путина, и отношение его команды к свободе слова.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Sports.ru отправился в 2003-й вместе с людьми, которые помогали запускать канал «Спорт». Наши герои: генеральный продюсер Дмитрий Анисимов, глава Госкомспорта Вячеслав Фетисов, ведущий комментатор Григорий Твалтвадзе и молодой Дмитрий Губерниев.

Генеральный директор канала «Спорт» Василий Кикнадзе, сославшись на занятость в «Локомотиве», от разговора со Sports.ru отказался.

Дмитрий Анисимов – об эксперименте-1996 и ужасном сценарии запуска за 4 месяца (на самом деле пришлось за месяц)

– В 1991-м из «Останкино» на ВГТРК ушли Анна Дмитриева, Алексей Бурков, Сергей Ческидов и другие – под руководством Александра Иваницкого они организовали спортивную редакцию на РТР. Естественно, на политическом канале спорту было не развернуться. Мы с братом Сергеем пришли туда в марте 1991-го ­– сказали, что спортсмены, а нам сходу: «У нас спорта не будет, мы за Ельцина, за демократию». Дмитриева с Бурковым реализовали в холдинге Гусинского идею платных спортивных каналов, а мы на ВГТРК первую попытку предприняли во время Олимпиады в Атланте.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Дмитрий Анисимов (справа) на ЧМ-1998

Буквально за месяц до Игр решили запускать общедоступный канал на время Олимпиады, в Москве его можно было поймать на обычную комнатную антенну. Тогда как раз уже была картинка со всех соревнований – показывали, что не попадало на РТР. Для главного канала комментировали из Америки, для нового – из Москвы. В Атланте всю Олимпиаду Виктор Мамонтов, который потом будет начальником отдела трансляций на «Спорте», отсылал нам стартовые протоколы, подробные результаты – километры бумаги по факсу.

Олимпийский канал был частью эксперимента ВГТРК: собирались создавать свою систему платных каналов, но денег и сил на это не нашли. К идее отдельного спортивного канала вернулись только в 2002-м, уже когда Василий Кикнадзе возглавил спортивную дирекцию РТР. Вася был, конечно, заводилой – прошибал все. Если бы не он, думаю, процесс не сдвинулся бы.

Примерно в марте 2003-го определилось, что канал будем делать с нуля, без покупки или слияния с 7ТВ. Вася обозначил благоприятный план – до конца года готовимся и выходим в эфир 1 января. Был и ужасный сценарий – запуск 1 сентября, с началом нового телесезона. Ужасный, потому что нужно было за три-четыре месяца собрать людей, подготовить технику.

Мы понимали ситуацию так: к власти пришел новый президент, победы в спорте у России есть, но их мало кто видел. Спорт до появления отдельного канала не использовался как средство пропаганды, которое создает у людей ощущение, что они живут в успешной стране. Финал Кубка Дэвиса-2002 был одним из многих камешков на весах, как только их накопилось много, одобрили запуск «Спорта».

К майским праздникам пошли слухи, что придется запускаться в сентябре: говорили, что нас торопят, что все развивается очень бурно. И тут же обострилась история с каналом ТВС.

«Спорт» был нужен, чтобы заткнуть оппозиционный канал.  Страна увидела «Спорт», когда вырубили ТВС

В 2003-м «Спорт» для многих стал символом смерти независимого телевидения. В ночь с 21 на 22 июня, с субботы на воскресенье, на общедоступной шестой кнопке «Спорт» появился вместо общественно-политического канала ТВС – там под руководством Евгения Киселева работали Марианна Максимовская, Светлана Сорокина, Виктор Шендерович и другие (а владели каналом в разных долях Чубайс, Дерипаска, Абрамович и Мамут).

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Евгений Киселев

К моменту переключения не успели решить даже вопрос с лицензией: «Спорту» выдали временную, хотя такой формат вообще не был предусмотрен законом, с юридической коллизией разобрались только через несколько лет.

Момент, когда «Спорт» заменили на ТВС, подробно описан в понедельничном «Коммерсанте»: автор газеты Арина Бородина общалась с гендиректором ТВС Евгением Киселевым как раз, когда его канал отключали.

«Разговор шел как раз о возможности продолжения вещания канала после 23 июня. В 23:57 господин Киселев заявил, что ему только что позвонили из «Интерфакса» и зачитали заявление Минпечати, в котором сообщалось о том, что это ведомство приняло решение отключить вещание ТВС. В 00:02, когда на канале шел рекламный ролик чипсов «Лейс» (в рамках показа художественного фильма «Репортаж»), на экране шестого канала пропал сигнал и появилась техническая таблица.

В телефонной трубке воцарилась пауза, после которой господин Киселев произнес: «Я в шоке!» Спустя несколько минут главный редактор ТВС пришел в себя и заявил: «Это правовой беспредел. Вещатель и держатель лицензии ничего не знал о решении Минпечати. Кто-то явно испугался, что мы в последнем выпуске «Итогов» заявим что-то такое, что может подорвать устои государственности. Вы можете посмотреть наш монтажный лист: ничего такого не планировалось и в помине. Просто в конце программы мы хотели вежливо попрощаться со зрителями, которые смотрели нашу программу 11 лет. Все это просто свинство! А министр печати — свин!»

Уже в 00:30 на шестом канале появился логотип с трехцветным российским флагом нового общефедерального канала «Спорт»: шла 60-я минута повтора трансляции футбольного матча «Ротор» – «Локомотив». После часа ночи в помещениях канала ТВС в телецентре «Останкино» перестали работать городские телефоны и интернет».

Что нужно знать для оценки ситуации:

• Канал ТВС к моменту отключения проработал всего год и был почти банкротом – именно эта причина указана в пояснении Минпечати об отключении. На канале три месяца не платили сотрудникам, суммарно долг перед работниками, производителями контента, Внешэкономбанком и другими структурами доходил до 100 миллионов долларов. ТВС и сам собирался уйти из эфира, но на день позже, 23 июня. Здесь можно проследить хронологию кризиса на ТВС.

• Проблемы ТВС нельзя рассматривать в отрыве от судьбы канала «ТВ-6», а еще глобальнее – от цепи событий 1999-2001-го: тогда фактически национализировали НТВ, принадлежавший Владимиру Гусинскому («Новая газета» называет это началом огосударствления медиа в России), многие ключевые сотрудники оказались на «ТВ-6» по приглашению Бориса Березовского, который уже не контролировал ОРТ и стал оппозиционером. «ТВ-6» при команде Евгения Киселева превратился из развлекательного в общественно-политический канал (правда, выстрелил первым в России реалити «За стеклом»), отношение власти к нему было предопределено. В январе 2002-го канал ликвидировали решением Арбитражного суда – формально за долги. Отключили в полночь прямо во время прямого эфира «Соловьиной ночи» Владимира Соловьева.

• 22 января 2002-го на шестой кнопке как временная замена появился «НТВ-Плюс Спорт», он работал до 1 июня – там в полном объеме показывали Олимпиаду-2002 (однако в некоторых регионах владельцы частоты заполняли эфир иначе: ретрансляцией других каналов, архивными передачами – своими или с «ТВ-6»). В это время организовывали и проводили конкурс за право вещать на шестой кнопке – выиграл как раз ТВС, заменивший «НТВ-Плюс Спорт» в июне 2002-го.

• Итого за полтора года на шестой кнопке побывали аж четыре канала: два политических и два спортивных. В самостоятельном федеральном «Спорте» видели шанс относительно безболезненно заменить некомфортный общественно-политический канал. Спортивное вещание было компромиссом: менять ТВС на лояльный канал той же темы было бы слишком грубо, а спортивный при этом хорошо вписался в новую государственную политику.

Вячеслав Фетисов – о поручении Путина, подковерных нюансах и роли «Спорта» в победе заявки Сочи-2014

– Когда Владимир Путин предложил мне возглавить российский спорт, я понимал: без телевидения и позиционирования спорта сложно будет продвигать его как государственную политику. Мы решили, что спорт – это не только медали в командном зачете, но и здоровый образ жизни, альтернатива уличным проблемам: наркотикам, алкоголю, табаку, к тому же воспитание успешности. А еще инструмент экономики: за популяризацией спорта потянулась и модернизация инфраструктуры.

Отношение к спорту на телевидении было безобразное, спорт не показывали вообще. Телевизионное руководство предлагало абсурдные вещи: давайте проведем ваши чемпионаты сериалом в одном городе – зачем вам эти сезоны?

На первом же заседании президентского совета по спорту, которое, по сути, созвали по моему предложению, создание общедоступного спортивного канала было ключевым вопросом, по итогам вышло поручение президента.

Если честно, [министр по печати, телерадиовещанию и СМИ] Михаил Юрьевич Лесин старался сделать все, чтобы этого канала не было – он решал другие задачи. У властей Москвы тоже были свои предпочтения. Помню, ко мне в Госкомспорт почти одновременно приехали Юрий Лужков со своими идеями и Лесин – уже подписывать соглашение о создании «Спорта». Подковерных нюансов много, борьба шла до последнего момента, но мы тему додавили и канал запустили. На самом деле попытки создать спортивный канал были и со стороны Бориса Ельцина – у него не получилось. Зато удалось нам при поддержке Владимира Путина.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Но все равно надо было бегать и доказывать, что канал нужен, что на него можно привести рекламодателей. Тому же Лесину я говорил: «Михаил Юрьевич, ты услышь, пожалуйста: во всем мире спорт – доходный бизнес, и, если мы будем правильно спорт позиционировать, через время появятся и заработки. Но спорт точно не принесет никаких денег, если его не показывать».

Ни у кого не было понимания, как должна выглядеть система. Я приводил много примеров из своего опыта игры и работы в НХЛ (Фетисов играл за Детройт до 1998-го, затем работал в штабе Нью-Джерси и выиграл Кубок Стэнли-2000, а в 2002-м был главным тренером и генменеджером сборной России на Олимпиаде, команда выиграла бронзу – Sports.ru). Олег Добродеев поверил в идею и очень помог. Хотя параллельно были и другие варианты, не только спортивный канал. Наверняка президенту показывали разные экономические раскладки. Но мы настаивали: появление канала «Спорт» – одновременно и помощь в том, чтобы утащить детей с улиц, и начало построение спортивного бизнеса в стране.

Если бы не было «Спорта», возможно, не было бы и Олимпиады в Сочи. Потому что при заявке мы приводили МОК множество аргументов, общедоступное спортивное телевидение – один из них. Так мы доказывали, что спорт – это важнейшая часть жизни в России, что у нас спорту уделяют много внимания. Это точно сработало в пользу Сочи.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Еще я убеждал, что для популяризации спорта нужно не просто называть имена победителей, а показывать портреты людей, говорить об их судьбах. Доступ в раздевалку – гарантия дополнительного интереса, а значит и шаг к появлению спонсоров. Мы объясняли: спорт во всем мире – весьма стабильная вещь, экономика спорта во время кризиса в конкретной стране проседает процентов на десять, во многом благодаря долгосрочным контрактам с вещателями и спонсорами. Потому что для людей спорт превращается в часть быта.

Я много ездил по стране, помогал договариваться с губернаторами – убеждал, что спортивному каналу нужно выделить частоту в конкретном регионе. И в итоге, когда «Спорт» включали, почти все через время благодарили – потому что от жителей слышали положительные отзывы, люди рады были смотреть спорт.

Я приходил в разруху: само здание Госкомспорта находилось в руинах, нам выделяли всего 1,9 миллиарда рублей – причем миллиард уходил на аренду детских спортшкол, платили профсоюзам. Красивый такой откат за инфраструктуру, построенную на деньги людей. Оставалось 900 миллионов на подготовку спортсменов, на строительство. Ни о каком спортивном бизнесе тогда и близко не думали – на всех стадионах рынки были.

Важнее всего, что мы занялись развитием спорта стратегически. Помню, первый раз пришел в Минфин, там спорт курировала Татьяна Голикова. Она справедливо ответила: «А на что деньги вам давать? У вас даже программы развития нет». Поэтому и выделяли на спорт такой стыдный бюджет. Нам удалось увеличить финансирование в 50 раз, написать федеральную программу развития, которой в целом следуют до сих пор. Появление «Спорта» – важный этап.

Сейчас мы видим, что исчезают команды, сокращаются турниры – лиги, к сожалению, не могут подстраховать в этой ситуации, обеспечить стабильность тем, кто в ней нуждается. Надеюсь, общедоступный канал в итоге поможет российскому спорту стать бизнесом. Потому что в идеальной картине телевидение должно стать важным игроком индустрии, который в какой-то степени и обеспечит стабильность на рыночных условиях.

Дмитрий Анисимов – о тотальной спешке, спасенных трансляциях и слогане «Ни дня без спорта», который появился случайно

– О запуске 12 июня нам сообщили только после майских праздников. Запуск – сумасшедшая гонка, народ на Шаболовке буквально ночевал. Сотрудников набирали еще три-четыре месяца после – их не хватало. Постоянно был страх что-то упустить: просыпались от кошмаров, что не заказали технику на какую-то трансляцию, не предупредили людей. Боялись сорвать эфир, только потому что мы про трансляцию забыли.

Главное – нужно было подготовить аппаратные. Мощности у ВГТРК были, их дооснащали, работа шла непрерывно с апреля и как минимум до конца 2003 года. Приемлемый вид команда и инфраструктура приняла в начале 2004-го – как раз к плановой дате запуска.

Зарплаты у нас были меньше, чем на «НТВ-Плюс», команду нужно было собрать за счет общей идеи – у Васи Кикнадзе был талант убеждать людей в том, что каждый сотрудник важен. Он никогда не ставил себя выше кого-то: когда к нему обращались Василий Александрович, отвечал: «Какой я тебе Александрович, просто Вася».

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Помню, воскресенье в июле, канал работает, мы показываем все матчи чемпионата России, я на дне рождения мамы. Ближе к полуночи звонят: некому комментировать. Дима Градиленко должен был работать «Спартак» – не как эксперт, а сольно, его попросили, потому что людей еще не хватало. Матч нетоповый, поставили в записи на час ночи. Градиленко раз пять начинал – не пошло, он плюнул, извинился и уехал. Хорошо, что на день рождения я опоздал, был еще в форме – примчал на Шаболовку, озвучивал в час ночи в прямом эфире.

Естественно, аудиторию нам приносили трансляции. Обзорные программы, другие передачи – в два раза меньше. Внутренний ориентир: если для трансляции хороший показатель, например, 6%, для условного «Футбола России» – 3%.

Другая сложность – нужно было обеспечить качество картинки из регионов, до нас ведь никто не ставил в федеральный эфир столько трансляций. Например, магнитогорский режиссер постоянно во время бросков переключался на камеру у борта – считал, что он так показывает полет шайбы, а на самом деле не было видно  вообще ничего. Мы приезжали и учили основам: сначала верхняя, а если оператор у борта красиво поймал эпизод, его в повтор. Естественно, местные мастера спорили, не хотели никаких москвичей слушать.

Многое делали буквально на ходу. У канала был слоган – «Ни дня без спорта». Мы уже работали какое-то время – стало интересно, как он вообще появился. Оказалось, дизайнеры, которые готовили оформление, делали презентационный альбом для руководства, для администрации. Слоган никак не могли утвердить, дизайнера Лешу Пешкина попросили написать хоть что-нибудь – чтобы показать шрифт. Леша занимался этим альбомом уже долго, говорит: «Да надоел уже этот канал, сижу тут на Шаболовке, не вылезая, каждый день этот «Спорт» – и он написал «Ни дня без спорта». Показали начальству – сказали, что пока вместо слогана случайная фраза. А там посмотрели и решили, что слоган хороший. С ним и запустились.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Григорий Твалтвадзе – о переизбытке себя в первый день «Спорта», пирамиде Кикнадзе и жесткой редактуре (к которой не привык Уткин)

– С Кикнадзе я работал с 1997-го, был свидетелем: идея спортивного канала родилась у Василия еще тогда, она росла на моих глазах. Наша студия называлась «ВидеоКиТ» – вообще-то видео- и киноискусства трюка, но шутили, что КиТ – это Кикнадзе и Твалтвадзе.

Процесс запустился, когда Кикнадзе пригласили на ТВЦ, мы пришли делать спортивную редакцию вместе с продюсером Петром Васильевым (с ним Кикнадзе чуть позже разойдется – думаю, из-за финансовых нестыковок). Правда, проработали всего полгода, до возвращения Сергея Ческидова, через 20 минут общения с ним я написал заявление об уходе. Еще важнее, что уже на ВГТРК мы хорошо отработали Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити, ЧМ-2002 – это был знак качества для спортивной редакции.

В первый день работы «Спорта» меня в эфире было очень много, даже слишком много. Утром – футбол с моим комментарием в повторе, этот же матч показали еще раз позже днем, а вечером я работал игру чемпионата России уже в прямом эфире. Плюс несколько выпусков программы «Золотой пьедестал», которая до появления «Спорта» шла на «Культуре». Первое время ставили в эфир совершенно разные трансляции, вплоть до каких-то прыжков в воду месячной давности – нужно же было заполнять круглосуточный эфир.

Я на «Спорте» прокомментировал то ли 25, то ли 27 разных видов спорта, но это даже не рекорд, потому что был Николай Сергеевич Попов – он отработал все 40. Думаю, мы своим навыком работать на любых трансляциях на старте канала очень выручали.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Хотя Кикнадзе был против моей работы на прыжках в воду, синхронном плавании (один-единственный раз его комментировал), художественной гимнастике и так далее – считал, что комментатору нужна узкая специализация. Но я же не сам на все эти трансляции напрашивался, просто выручал в безвыходной ситуации. Бывало, и удовольствия никакого не получал. Например, комментировал скачки – проклял этот день. Подготовился, конечно, но ощущал: я не на своем месте.

Сразу чувствовалось, что мы пришли делать канал сыгранной командой. Как историк проведу параллель. В чем сила египетских пирамид? В том, что снизу доверху все понятно – геометрически четкое строение. Каждый знал свое место, никто из комментаторов не лез учить весь мир, каким политиком был Сталин и как должен жить наш биатлон. На «Спорте» Губерниев никогда бы себе такого не позволил, потому что его бы быстренько поставили на место. На «Спорте» люди знали предмет, никто туда не приходил из Comedy Club

Эту пирамиду создал Кикнадзе. Он руководитель жесткий, его точка зрения – всегда окончательная. Не всегда верная, но окончательная. Василию Александровичу я многим обязан в телевизионной культуре: что можно говорить, что как интеллигентному человеку не стоит.

На «Спорте» была очень четко выстроенная сетка и жесткая редактура – следили за всеми деталями вплоть до ударений. Редакторы вели по эфиру: сколько времени до паузы, сколько – до прощания. Это отличало нас от «НТВ-Плюс», там такого никогда не было, там комментаторы просто садились в эфир и болтали без ограничений. С этим, кстати, связан крайне неприятный момент. В 2004-м в команду «Спорта» на Евро взяли Василия Уткина, в перерыве одного из матчей редактор «Спорта», причем Гоша Куренков, один из лучших, дал четкую инструкцию: через 15 секунд заканчиваете, реклама, возвращаетесь и подводите итоги – а Вася с таким никогда не сталкивался. Он наплевал на этот регламент – вольная же птица. Но в итоге эта вольная птица вылетела из эфира.

Дмитрий Губерниев – о вариантах вообще не идти на «Спорт», звонках в защиту канала после замены ТВС и фишках «Сборной России»

– Василий Александрович Кикнадзе позвал на РТР в сентябре 2000-го, меня взяли ведущим спортивного блока «Вестей», но тогда на ВГТРК параллельно работала спортивная редакция под руководством Владимир Гомельского, и я держал в уме, что буду комментировать тоже. А в 2001-м всех сотрудников спортивного направления объединили, спорт в холдинге возглавил Кикнадзе, уже в его команде мы работали на Олимпиаде-2002.

Когда создавался «Спорт», у меня было вполне конкретное предложение туда не переходить, а остаться на «России» (канал сменил название в сентябре 2002-го – Sports.ru). Я работал с Эрнестом Мацкявичюсом, Олесей Лосевой и Катей Григоровой в программе «Доброе утро», наша бригада ее запускала, меня активно уговаривали стать основным ведущим «Доброго утра», сам [тогда председатель ВГТРК Олег] Добродеев советовал хорошо подумать. Но спорт, конечно, перевесил. В начале 2003-го Кикнадзе сказал: «О чем ты думаешь вообще? Вперед чемпионат мира по лыжам в Валь-ди-Фьемме!»

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Вся Москва увидела новый канал вместо ТВС днем 22 июня, он появлялся в разных районах постепенно. Когда «Спорт» стал доступен всем, я в прямом эфире комментировал Кубок мира по академической гребле. Многие возмущались, что вместо ТВС на шестой кнопке появился «Спорт»: политологи рассказывали про демократию, про [Евгения] Киселева.

Я не ленился, звонил этим людям и объяснял: о чем вы говорите вообще? Мы на всю страну показывали одиночку – вид, где у нашей страны шикарные традиции: Вячеслав Иванов, Юрий Тюкалов и так далее. Ругался со всеми страшно. А они звонили Кикнадзе и жаловались на меня. Вася потом объяснял: «Ты, конечно, молодец, но сначала надо все-таки меня предупреждать – я ничего не знаю, а мне звонят высокопоставленные люди и ругают тебя сильно».

Программу «Сборная России» мы запускали на «России», потом она переехала на «Спорт» – в ней мы делали то, чем сейчас живет спортивное телевидение, похожие фишки используем, например, в биатлонной программе. Помню, в первом выпуске с Вячеславом Фетисовым сдавали нормы ГТО: прямо в студии нужно было подтягиваться – у него, правда, плечо болело, в итоге отжался раз 50, а подтягивался только я.

Именно благодаря «Сборной России» я познакомился и подружился со многими великими спортсменами. Уже рассказывал, как Саша Попов на сессии МОК в Москве в 2001-м послал меня в жопу – не хотел давать интервью. А на «Сборной России» после ЧМ-2003 мы подружились. Настолько, что, когда у меня болел ребенок, а в России не было нужного лекарства, Саша прислал из Швейцарии. Ничего не спрашивал – просто отправил.

Когда на «Спорте» решили показывать биатлон, Вася сказал, что приглашают комментатора Андрея Кондрашова. Я рассмеялся: «Я буду комментировать лучше Кондрашова – вот и все!» Начали действительно с ним, а потом Кикнадзе доверил большинство трансляций мне. Просто Кондрашов – слабый комментатор, у него плохой русский язык, я не стесняюсь так говорить, это знают все. По-моему, его в итоге даже уволили, он не сам уходил. Я все про Кондрашова понял на чемпионате мира по лыжам-2005: спросил, что он думает про [многолетнего менеджера лыжной сборной] Юрия Чарковского – он сказал, что это негодяй и подлец. А потом Чарковский спортивные костюмы в подарок предложил: «О, Юрий Анатольевич, спасибо, мы берем». Подумал: что за лицемерие? Был негодяем, а теперь взятки у него берешь?

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Еще начало «Спорта» – это развитие моих отношений с Ольгой Богословской. Мы вместе комментировали, бурно женились, у нас родился сын Михаил, сейчас он школу заканчивает. Потом бурно развелись, а сейчас мы с Ольгой Михайловной дружим и прекрасно вместе работаем.

Григорий Твалтвадзе – о бандитских наездах в 94-м, знакомстве с Кикнадзе в 97-м и смешной стоимости «Золотого пьедестала»

– Я попал на телевидение в 1997-м, а мог еще за три года до того. После работы в школе занимался бизнесом – был гендиректором фирмы, занимались поставками автозапчастей. Во время чемпионата мира-1994 на нас наезжали бандиты, мы – все руководство компании – скрывались. Я дома не жил, со мной постоянно охранники ходили. Был, конечно, всего-то наемным работником, но все же имел право подписи и печати, поэтому такие меры.

Жил у друга Андрея Василенко, мы вместе смотрели какой-то матч, в гостях была его подруга с НТВ, комментатор сказал какую-то глупость. Она говорит: «Тебе не кажется, что ты занимаешься фигней – какие-то сальники, патрубки, манжеты? Давай устрою тебе встречу с нашими людьми». Привела к Алексею Буркову, он был готов взять – попробовать что-то делать на телевидении, тогда как раз «Футбольный клуб» запускался. Предупреждал, что в зарплате потеряю сильно, но меня остановила сложная ситуация в компании – я не перезвонил Буркову, он не позвонил, я про телевидение забыл. Но не забыл Андрей.

Через других друзей познакомил с Кикнадзе. У меня было ощущение, что они хорошо общаются, но потом я спросил у Васи: «А откуда ты Андрюху знаешь?» – «Да я первый раз его видел, когда ты с ним пришел». На ту встречу Кикнадзе, кстати, опоздал на час – пробил сначала одно колесо, потом второе. И пропустил свой эфир в программе «Время». Вася сразу уточнил, что я хочу делать – я хотел исторический цикл о футболе, поэтому мы начали с программы «XX век. Страницы футбола» на СТС, готовили часовую программу вчетвером, первые выпуски записывали у меня дома.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Но, пожалуй, главное, что я сделал на телевидении – цикл «Золотой пьедестал». Причем все стоило очень дешево: один выпуск – примерно четыре тысячи долларов. Сейчас кому сказать, что часовая программа столько стоит – на смех поднимут. И при этом еще на «Культуре» один хмырь, который пришел руководить, пытался кривым текстом намекать, что неплохо бы с такой суммы и ему что-то иметь. В итоге «Золотой пьедестал» переехал на «Спорт» и выходил до 2005-го.

Дмитрий Губерниев – о кайфе от работы без выходных (и без всяких доплат) и реакции шефа на «А Васек-то пришел?»

– Кикнадзе – спортивный журналист, это очень помогало. Мы с ним, конечно, разбирали детали, но глобально он ни в чью работу не влезал – доверял людям. Буквально один эпизод помню: он вызвал нас с Гришей Твалтвадзе после церемонии открытия Афин-2004, мы там, откровенно говоря, не очень хорошо отработали – вот там был серьезный разбор, но это, пожалуй, единственный момент.

Мы с Кикнадзе познакомились на ТВЦ, причем меня сначала считали чужим, ческидовцем и так далее. Все изменилось благодаря Васиному папе: пообщались с ним, потом он с Васей. Прихожу как-то в кабинет: «Василий Александрович, вызывали?» – «Я не Василий Александрович, меня зовут Василий», тогда в конце 90-х обращался к нему по имени на «вы».

В 2000-м я на Олимпиаду не поехал, вел часовые дневники на РТР из Москвы, Кикнадзе был в Сиднее – и нас никто ни в чем не ограничивал. Мы сами решали, о чем говорить, что показывать. И это не потому, что никому не было дела до Димы Губерниева, а потому что нам доверяли: пришла команда Кикнадзе, значит все сделают как надо.

На «ты» с Васей мы перешли в 2002-м, когда ехали на церемонию закрытия Олимпиады. Кстати, тогда церемонию не показывали впрямую, а там играли Kiss и Bon Jovi – у нас был выбор: показать на РТР в записи побольше парада спортсменов или выступления. Я ругался с редакторами: когда еще страна на центральном канале увидит Kiss и Bon Jovi? В итоге Rock and Roll All Nite и It’s My Life уместили.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Вообще Кикнадзе умеет выстраивать отношения в коллективе. Однажды захожу на летучку и при всех говорю: «А Васек-то пришел?» Вася сидел у окна – вскипел, конечно: «Сейчас Васек тебе тут покажет!» – но в шутку, все посмеялись. И он нисколько не обиделся.

Вася много комментировал сам, но понял, что лучше сосредоточиться на другом. Поначалу он мне что-то подсказывал, но потом честно говорил: как комментатор ты уже сильнее, советовать не могу – я обалдел, это еще 2003-й или 2004-й. Зарплаты на «Спорте» были фиксированные, и хоть мы работали по пять-шесть смен в неделю, даже без выходных часто, никто и не думал просить какой-то доплаты – просто кайфовали.

Еще Вася меня всегда защищал перед финансистами. Когда мне выдали мобильный телефон, я постоянно уходил в минус: много разговаривал за границей, звонил у кого-то что-то выяснять. Финансовый директор канала ворчал, что я слишком много трачу на телефон – а Вася сказал: сделайте Диме такой же тариф, как у меня, комментатор и должен много общаться с людьми. Кикнадзе же понимал, что я не с девушками болтаю, что это просто роуминг очень дорогой. И когда у меня собирались вычитать перерасход из зарплаты, Кикнадзе подтверждал, что все в нуждах канала.

Дмитрий Анисимов – о реформе «Спорта» в «Россию 2»

– Изначально у нас с «НТВ-Плюс» была договоренность: друг другу не мешаем, не конкурируем за права. Федеральный канал подогревает интерес к спорту в стране, расширяет плацдарм, а «НТВ-Плюс» собирает свою долю за счет объема трансляций. Первые два-три года так все и было, но потом «Газпром-медиа» задавил ВГТРК кошельком.

Говорят, что «Спорт» переформатировали в «Россию 2», потому что мы не выдержали конкуренцию – но у меня другие сведения. Насколько я знаю, просто в тот момент, в 2009-м, Агентству по печати и массовым коммуникациям, Михаилу Лесину, понадобился канал для других целей – чтобы работать с молодежной аудиторией.

17 лет запуску канала «Спорт»: идею продавил Кикнадзе, готовились всего месяц, врубили вместо оппозиционного ТВС

Многое из того, что мы делали уже на «России 2», совпадает с идеями «Матч ТВ». Тоже пробовали утренние околоспортивные эфиры – поняли, что это сложно и дорого, но не очень востребовано. Для удержания аудитории между трансляциями выходил «Большой спорт» – почти то же, что сейчас называется «Все на матч», даже делают ее сейчас многие, кто выпускал «Большой спорт».

Дмитрий Губерниев – о внутренней конкуренции на «России 2» и превращении в «Матч»

– У нас было ощущение, что канал «Спорт» появился надолго. Но чтобы он действительно продолжал работать, видимо нужно было больше взаимодействовать внутри корпорации, во внешнем спортивном мире. В итоге «Спорт» трансформировали в «Россию 2», там появился не только спорт – и мы, например, конкурировали с теми же «Вестями.ру», постоянно сверяли рейтинги и часто обыгрывали.

Спортивные каналы «НТВ-Плюс» до объединения на «Матч ТВ» всегда существовали параллельно. Все понимали: комментировать на узкую платную аудиторию и на всю страну – разная работа. Когда стали работать вместе, сразу было ясно, кто какую школу прошел – подход очень отличался. Потом мы подружились, на Евро-2016 я повел ребят-комментаторов в ресторан – помню первый тост: «Парни, я думал, что вы полное говно, а вы нормальные ребята». Все посмеялись.

Оказалось, они тоже так думали.

Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев, Борис Бабанов, Дмитрий Донской; globallookpress.com/Olga Kravets/Russian Look, Alexander Chernykh/Russian Look; instagram.com/grigoriy_tvaltvadze; facebook.com/anisimovdl; commons.wikimedia.org

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

12 − три =