Зачем нужны ограничения, если игроки контактируют на поле?

Объяснение Артема Рыженко.

Зачем нужны ограничения, если игроки контактируют на поле?

Бундеслигу возобновили с рядом серьезных ограничений, вот кратко основные:

  • футболистов тестируют на коронавирус минимум раз в неделю;
  • к матчам допускаются только игроки с двумя отрицательными тестами подряд;
  • внутри стадиона – не более 322 человек;
  • команды приезжают на арену по отдельности и выходят на поле по очереди;
  • рукопожатия и фотографии перед матчами отменены;
  • игроки должны соблюдать дистанцию – 1,5 метра в раздевалке и на скамейке запасных;

Судя по комментариям, многие из вас смотрят на это и не видят логики. Например, почему на скамейке в масках (кстати, со следующего тура Бундеслиги маски отменяют, потому что в стране ежедневно фиксируют всего 300-400 заболевших), а на поле – нет? Вирус во время игры в футбол перестает быть заразным? В чем тогда смысл всех ограничений перед игрой, если потом все толкаются при подаче углового?

Вы удивитесь, но с точки зрения медиков нет никакого противоречия. Почему? Есть два ответа: вирусная нагрузка и индекс контагиозности SARS-CoV-2. А теперь по-русски.

Далеко не 100% контактировавших с зараженным в итоге заболевают

Представьте себе 100 человек. Один из них болен коронавирусом. Все они ехали в одном вагоне метро. Сколько заразятся? Все? Никто? Несколько человек? В среднем, согласно последним данным, заболеет от 2 до 4 человек. Это и будет индекс контагиозности — он показывает, сколько человек из числа восприимчивых (тех, кто не болел и не привит) заболеют при контакте с зараженным. Индекс может быть отображен в долях от 1 или в процентах. Получается, что для коронавируса это 0,02-0,04 или 2-4%.

Зачем нужны ограничения, если игроки контактируют на поле?

Много ли это? Давайте сравним с другими известными заболеваниями. У кори индекс контагиозности стремится к 100% – тот случай, когда заболеют абсолютно все контактировавшие. У сезонного гриппа 1-2% – как вы думаете, сколько по дороге на работу вы встречаете людей, больных гриппом и ОРВИ? По несколько человек за одну поездку, но не заболеваете.

Не так уж и много. Зачем тогда такие меры предосторожности?

Потому что перечисленные цифры – усредненное значение. Если мы их перенесем на настоящий вагон метро, то на число заразившихся будет влиять множество факторов: эти 100 человек ехали одновременно или мы берем 100 человек, которые побывали в одном вагоне в течение дня? Вагон был полон или полупустой? Как долго они ехали вместе с зараженным? Мыли ли руки после поездки? Больной был в маске, перчатках или ехал без каких-либо мер защиты, неприкрыто чихая на весь вагон? Все эти факторы будут сильно менять число заразившихся. Чем плотнее и дольше контакт – тем выше шанс заболеть. 

Это, кстати, объясняет большое число медиков, зараженных тяжелыми формами. Меры защиты лишь ограничивают количество вирусных частиц (вирионов), с которыми контактировал организм врачей, но не исключают взаимодействия полностью. А когда в течение 36 часов находишься с больными тяжелыми формами, число этих частиц становится просто запредельным. Плюс разница в количестве выделяемых вирионов между больным с яркой клинической картиной и бессимптомным колоссальна. Это не значит, что бессимптомный больной не опасен, но риск заразиться от него все-таки меньше. 

Кроме того, не стоит забывать и о нашем иммунитете – он способен сопротивляться определенному количеству вирионов. Число частиц, вызывающее болезнь, называют инфицирующей дозой. Для каждого заболевания оно свое. У SARS-CoV-2 инфицирующая доза точно неизвестна, но речь идет о десятках тысяч вирионов, что чуть больше других респираторных инфекций, например, того же гриппа. 

Остались вопросы? Рассмотрим на примере зараженного игрока Бундеслиги

Вернемся к мерам безопасности в немецком чемпионате. Почему они действительно работают? Представим ситуацию, когда один из игроков оказался бессимптомно больным. Если никаких мер предосторожности нет, он может заразить:

  • соседей по раздевалке, просто находясь рядом и касаясь соседних шкафчиков;
  • судей и соперников во время традиционных рукопожатий;
  • товарищей по команде, сидя рядом с ними на лавке, касаясь их, пусть даже случайно, ведь на скамейке запасных не так много места.

Кстати, на скамейке запасных максимально тесный контакт. И каждый такой, даже мимолетный контакт увеличивает потенциальное количество зараженных, причем вам необязательно быть больным, чтобы переносить инфекцию на грязных руках или одежде. Как это происходит, хорошо показано в одной из серий «Клиники».

Да, во время игры все меры предосторожности касаются в основном игроков на лавке, но согласитесь, минимизировать контакты (риск заражения) все-таки лучше, чем надеяться, что пронесет. Это не идеальные меры, но лучше у нас нет. Такой же же позиции придерживается и глава Немецкой футбольной лиги Кристиан Зайферт:

«На поле дистанцию в полтора метра не установишь, но с помощью этих мер мы стараемся обеспечить максимальную безопасность».

Полностью исключить риск заболеть может лишь появление вакцины, но нужно понимать: это произойдет не в день ее создания, а когда она пройдет все стадии клинических испытаний, фармкомпании смогут обеспечить ее серийное производство, проявится «иммунная прослойка» (то есть большая часть населения будет иметь стойкий иммунитет к SARS-CoV-2). В общей сложности это может занять несколько недель или даже месяцев после создания вакцины. Сложно прогнозировать, когда это случится, ведь сначала нам говорили, что пандемия закончится в мае-июне. Сейчас ученые более осторожны. Сейчас есть три сценария:

  • Оптимистичный. Вирус будет так же медленно мутировать и ослабнет, а в условиях летнего потепления будет распространяться медленнее (но не исчезнет!).
  • Пессимистичный. Климат никак не повлияет на условия распространения вируса, а людям придется выйти на работу, что замедлит темпы падения числа больных, из-за чего о победе над вирусом можно будет говорить лишь с появлением вакцины. То есть не факт что в пределах 2020 года.
  • Апокалиптический. Вирус мутирует, что замедлит создание вакцины, он станет более заразным, а осенью, с появлением сезонных инфекций, нас ждет ослабление иммунитета населения и вторая волна пандемии.
  • Зачем нужны ограничения, если игроки контактируют на поле?

    При любом из этих сценариев риск заболеть будет сохраняться еще не один месяц (помните об этом) и даже самые богатые клубы ничем не отличаются от нас с вами – они не могут себе позволить столько не работать. Поэтому те меры безопасности, которые приняты в Бундеслиге и будут использованы и в других лигах, оправданы и пока работают. Да, они несовершенны и иногда кажутся нам нелепыми, но без них будет куда хуже.

    Слуцкий говорит, что коронавирус особенно опасен для футболистов. Это правда?

    Мой канал о спортивной медицине

    Фото: globallookpress.com/Martin Meissner, Matthias Hangst

    Источник: sports.ru

    Оставить комментарий

    Ваш емайл не будет опубликован.

    4 × 5 =